Эмин Аскеров о социальном предпринимательстве в Казахстане


2018-11-08

32837211_1958060874218059_2576023098109198336_n.jpg

6 ноября в Астане прошел первый форум социальных предпринимателей. Участники форума обсудили механизмы государственной поддержки и тему социальной ответственности бизнеса в Казахстане. Организаторами мероприятия выступили городской филиал партии «Нұр-Отан» совместно с социальной мастерской «GreenTAL». Эмин Аскеров рассказал о том, как социальные предприниматели учатся на ошибках и что представляет из себя мастерская.

— Эмин, расскажите, как вы пришли к работе социальным предпринимателем?

— Моя мама — социальный работник, я пошел по ее стопам. Я помню те времена, когда она выезжала в районы, видела плачевную ситуацию. И она делилась со мной мыслями о том, почему люди плохо живут. А если будет возможность, то я должен помогать таким людям. Сейчас я чувствую, что это моя миссия, я рад, что этим занимаюсь.

Если подводить итог за весь период с 2015 года, то мы очень хорошо выросли. Получили практический опыт и большое количество ошибок, на основе которых смогли сделать выводы. Я сформировался как тренер и открыл школу социального предпринимательства.

— Три основные ошибки, которые совершает предприниматель в социальном бизнесе?

— Рассматривает свой проект через призму розовых очков. Всем кажется, что он стрельнет, будет успешным, с большими амбициями. А надо мыслить реалистично. Надо всегда взвешивать риски, в первый год закрывается 99,9% такого бизнеса. Нам еще сложнее, ведь мы не только продаем, но и решаем проблемы. Не придают значение команде единомышленников. Должна быть подушка безопасности, состоящая из людей. Именно благодаря команде мы выстояли.

Сейчас у нас 6 направлений: столярный цех, швейный цех, полиграфия, декоративное направление, сварочные услуги, it-услуги. У нас работают все те, кто относятся к социально уязвимой категории. Такие люди могут прийти к нам, получить бесплатно обучение и самые лучшие кандидаты остаются у нас на работе. Если он проходит отбор и мы видим, что у него глаза горят, он готов изменяться и работать. Это небольшой процент из всех приходящих. Для нас важно то, насколько человек готов что-то делать не только ради денег.

28576892_1869979796359501_7292709749001178579_n-768x576.jpg

— Чем отличается социальный предприниматель от обычного?

— Обычный предприниматель ставит для себя цель — заработок денег, а социальный предприниматель — решить проблему. Это не обязательно трудоустройство, это может быть любая актуальная социальная проблема. Если человек создает проект и решает проблематику коммерческим путем, тогда он становится социальным предпринимателем. Здесь много не заработаешь. У нас есть большее, чем просто деньги. Это духовная составляющая, когда ты хочешь делиться чем-то, выходишь за рамки своих интересов.

— Социальное предпринимательство – это призвание. Но не все могут надолго остаться?

— Человек должен созреть для этого, чтобы понимать свой личный мотив. Ты должен задать себе пять раз вопрос «зачем». И чем больше вы поймете себя, тем легче будет в дальнейшем.

У социальных предпринимателей нет конкуренции, мы все тесно дружим. Стараемся друг другу помогать.

— Как относится к работе ваша семья?

— Моя семья привыкла к тому, что меня постоянно нет. Папа решает чьи-то проблемы, любит работу больше, чем все остальное. Они рады, что я нашел себя. Я семье не уделяю столько времени, сколько своей работе.

— Где выставляется продукция ваших цехов?

— Сейчас решаем вопросы по точкам сбыта, ведем переговоры. До этого у нас все было под заказ. А теперь мы перешли на конвеерную работу. Сейчас все силы столярного цеха мы стали бросать на производство развивашек Монтессори. Ниша абсолютно свободна. Большинство образовательных детских учреждений заказывают их в России. Мы решили осваивать эту нишу. Спрос очень большой.

Мы планируем сделать дешевле. Заказ из России приходится ждать 2-3 месяца, а мы находимся здесь и делаем быстрее. Изготовление – сложный процесс. Все состоит из березовой фанеры, окрашивается в чистые экологические краски, безвредные для детей.

IMG-6730-768x576.jpg

В швейном цеху мы чемпионы по сумкам на конференции. Полностью подстраиваем под клиента. Прежде чем мы начали шить все подряд, мы поняли, какие машинки нам нужны, какие ткани, поставщики. Пришлось взращивать свои кадры, которые готовы работать. Потому что профессионалы не особо хотят возиться, тратить время. Наши ребята обучаются созданию сайтов.

У нас около 14 человек с ментальными нарушениями, которые вовлечены в рабочий процесс. Мы трудоустраиваем такую категорию людей. И наблюдаем прогресс, который заметен у этих людей. Это может занять год, но он полностью осознает, что делает. Ребята в итоге сильно меняются. Ручной труд ведет к исцелению. Когда пациент видит, что его труд ценится, и он за это получает финансовое вознаграждение, то у него появляется мотив, он хочет дальше развиваться.

— Есть спрос со стороны слушателей к обучению социальному предпринимательству?

— Есть спрос, но не скажу, что большой. И возможно наш пример социальной мастерской начнет подталкивать людей сделать шаг в сторону выхода из зоны комфорта. На нашем примере люди видят, что были трудности, но мы решаем проблематику и это возможно. В следующем году я думаю создавать филиалы и выходить в регионы. Основная проблема связана со сбытом.

Часть наших сотрудников получает поддержку по зарплате от центра занятости Акимата города Астаны. Благодаря поддержке руководства Медицинского Центра Психического Здоровья города Астаны, нам было предоставлено помещение. В совместной работе мы решаем вопрос занятости инвалидов с ментальными нарушения здоровья. На данный момент в мастерской трудоустроено 34 человека, 29 относятся к социально уязвимой категории. Люди из регионов приезжают к нам, обучаются, и ставят у себя такие же социальные производственные мастерские.

— Расскажите о книге, которую вы планируете издать?

— В книге будет вложена вся основная информация их практического опыта. Где от «а» до «я» будут прописаны все основные постулаты развития социального предпринимательства. Я буду делиться своим опытом, рассказывая о рисках, маркетинге, продажах, где взять деньги, о грантах.

Этим летом я объехал 12 городов в Казахстану. Проводил бесплатный однодневный курс по социальному предпринимательству. Люди любят истории, особенно неуспешные, которые стали успешными.

— Поделитесь вашими планами?

—Мы хотим создать школу социального предпринимательства в регионах. Я уже начал писать письма в партию Нур-Отан, Нацпалату, Министерство социальной защиты населения, предлагая создать школу на региональном уровне. Все, что я прошу, это покрыть транспортные расходы и проживание и при этом я готов безвозмездно обучать всех желающих на данном курсе.

32837211_1958060874218059_2576023098109198336_n (1).jpg

— Кто становится на путь социального предпринимательства?

В основном социальными предпринимателями становятся те, у кого есть личная проблематика с родным человеком, у них есть сильный мотив. Либо бизнесмены, которые духовно перешли на новую стадию и хотят делиться, что-то делать для общества. Они могут быть самыми успешными, потому что знают, как закрыть с точки зрения коммерции актуальные вопросы. Есть предприниматели, которые хотят стать инвесторами.

Главный совет — исходить из того, к чему стремится душа, найти дело своей жизни. Сейчас мы приходим к такой стадии появления осознанных людей, которые реально хотят делать что-то для общества. Единственная проблема связана с тем, что они не знают, как это начать. В школе я стараюсь развеять страхи и дать советы.

За социальным предпринимательство наше будущее. В западных странах этот вид бизнеса хорошо развит и ценится. А мы пока проходим первый этап.

— Социальное предпринимательство – это стрессовое занятие. Как вы с этим справляетесь?

— Здесь вопрос с эмоциональным выгоранием. Но за счет того, что это дело души, оно не позволяет останавливаться. Выгорание для меня хороший повод восстановиться, отдохнуть и дальше продолжить работать. На выходных я люблю куда-то выезжать, читать книги, меня мотивируют истории и опыт работы наших мастеров. Я учился на ошибках, проваливался, вставал и шел дальше.